среда, 19 августа 2009 г.

Сказка про заболевшего Зайчонка.

В один из дней Медвежонок пришёл к Ёжику как-то особенно печальным и озадаченным. Естественно, Ёжик не мог не поинтересоваться у своего друга, что так расстроило его.

- Да понимаешь, Зайчонок заболел.

- Как так? Он же ещё такой маленький?

- Да, вот так. И Зайчиха теперь грустная, и Заяц, да и мне грустно.

- Медвежонок, мы должны что-то сделать! Что-то хорошее, чтобы вылечить Зайчонка.

- Но мы же не доктора, что мы можем?

- Я не знаю, но если мы сядем оба и подумаем, то обязательно придумаем.

Оба друга сели на крыльцо, подпёрли головы руками, и крепко задумались. Через пару минут Ёжик вздохнул:

- Что-то мне ничего не думается...

- И мне... – упавшим голосом сказал Медвежонок.

- Может это потому, что мы думаем не на том месте?

- Ну пошли к Зайчонку, посмотрим на него, может тогда что и придумаем.

- Это прекрасная мысль! Я только захвачу из дома что-нибудь поесть, а то мы же можем очень долго думать. – Ёжик вскочил, забежал к себе домой и начал быстро собирать в узелок все имеющиеся дома конфеты и баранки, шоколадки и яблоки. Через минуту он был готов, и вместе с Медвежонком они отправились к Зайцу.

У Зайцев дома только что был доктор, и в комнатке ещё пахло таинственными таблетками и сиропами от кашля. Зайчонок лежал в своей кроватке, такой маленький и несчастный, укрытый одеялом. Медвежонок тихонько позвал:

- Зайчооооноооок... – но Зайчонок только повернул голову, и посмотрел на него своими большими глазами. Ёжик подошёл поближе, и погладил Зайчонка по голове:

- Зайчонок, ты такой горячий! И уши у тебя горячие... А мы пришли подумать, как тебе помочь, и вот – принесли конфет. Как раз таких, которых ты любишь.

Но Зайчонок лишь покачал головой, и впервые в своей жизни отказался от конфет. Даже говорить со своими друзьями ему было тяжело. Ёжик с Медвежонком вышли на веранду, присели и задумались крепко-крепко. Они очень хотели помочь Зайчонку, но никакие дельные мысли не шли им в голову. Они по очереди бегали проверять, не стало ли лучше Зайчонку, но он либо спал, либо смотрел на них такими же грустными глазами. Уже стало темнеть, когда вконец уставшие думать Ёжик с Медвежонком пошли домой, договорившись завтра рано утром продолжить свои попытки. Узелок с конфетами так и остался неоткрытым, потому что когда твоему другу плохо, никакие конфеты в горло не лезут...

Солнышко только вошло, когда они опять подошли к дому Зайчонка, и на всякий случай оба заглянули проверить, не спит ли он. Каково же было их удивление, когда они обнаружили, что Зайчонок сидит у себя на кроватке, а Зайчиха кормит его вкусной только что сваренной кашей! Глаза Зайчонка блестели, от былой печали не осталось и следа.

- Привет Медвежонок! Привет, Ёжик! Мне уже лучше!

- Привет Зайчонок! Вот так новости! А от чего тебе лучше??

- Как от чего? Вы же меня вчера лечили весь день, разве нет? Вы, наверное, самые лучшие доктора в мире! – Зайчонок засмеялся.

- Но мы... – начал Медвежонок, но Ёжик наступил ему на ногу.

- Мы старались, Зайчонок! Мы вчера приносили тебе твоих любимых конфет, ты отказался, но они остались – может, ты хотел бы их сейчас?

- Да, да, да!!! - Зайчонок обрадовался. – Мама, правда, мне можно?

- Можно, только совсем немножко. – Зайчиха была очень доброй и счастливой.

- Тогда мы побежали, сейчас вернёмся. – сказал Медвежонок, и они с Ёжиком побежали домой, за оставленным узелком конфет.

- Видишь, - запыхавшись на бегу, но не останавливаясь, сказал Ёжик – всё таки мы с тобой думали очень правильно!

- Но мы же ничего не придумали! – удивлялся Медвежонок, стараясь не отстать от Ёжика.

- Как ничего??? Мы вылечили Зайчонка, неужели ты не видел? А этот доктор вчера, со своими таблетками да микстурами не смог. А мы – смогли!

- Точно! Ты молодец, Ёжик. Но Доктор просто не виноват в том, что он не знает, что друга нельзя вылечить таблетками и микстурами – надо просто очень-очень захотеть, чтобы он поправился, и зажмурить глаза. Ты вчера сильно зажмуривал глаза?

- Очень. Очень сильно. – сказал Ёжик, и это было правдой. Никогда ещё ему не бежалось так легко.

вторник, 11 августа 2009 г.

Сидя у окна

Начало.

Ну, в фильмах же показывают? Показывают! Бывает значит такое? Бывает! Отчего же мне не верить целым командам предпреимчивых людей, с камерами и другой дорогущей аппаратурой в руках, тратящей своё время и чужие деньги на съёмки такой очевидной и ясной вещи, как перемещение во времени и в пространстве? В конце концов, если бы такое перемещение было совершенно невозможно, то его бы никто и не придумывал, верно? Верно! Тогда остаются только детали...
Значит, что нам известно? (Легко поддавшись на возникший в голове образ Эраста Фандорина с его чётками в руках, начал) Перемещения во времени и в пространстве возможны, довольно распространены, и требуют для своего осуществления совершенно разнообразные средства и обстоятельства – это раз. Случаются такие вещи с людьми совершенно произвольными, от очкастых, забитых в школе подростков, до вполне респектабельных менеджеров среднего звена – это два. Временные рамки и вовсе неограничены – вон, люди даже в эпоху динозавров проникали чтоб посмотреть – это три. В большинстве случаев путешевствующие были отнюдь не миллионерами, и их техническое оснащение составляло либо собранную на собственной квартире из подручных средств машину времени с блестящими ручками, либо ограничивалось точным знанием куда и во сколько подойти, и в какую стену нырнуть – это четыре. Теперь помощники. В основном, конечно, есть, и совершенно разные. От приходящего с двумя таблетками здоровенного афроамериканца, до экстравагантного профессора-автолюбителя или человекоподобного робота в серебристом обтягивающем костюме, с металлическим голосом и шаркающей походкой – это пять. То есть это никакое не пять, конечно, это еденица с минусом, потому что помощники нам нафиг не сдались, обойдёмся без них, благо примеров хватает. Место действия. Опять-таки совершенно произвольное, может быть квартира, вокзал, неприметный сарай чуть ли не в центре Москвы, да хоть и собственная кровать – это шесть (варианты с выкапыванием редких и громоздких инопланетного вида артефактов и ворот брать на заметку не будем, потому как надо знать, где копать, и практически стопроцентно придётся делить славу, а возможно и ложе, с миловидной но вредной девушкой-историком). Подытожим: путешествовать во времени можно одному, с комфортом, не утруждая себя знанием тяжёлых математических формул, не готовясь с путешествию специально и не утруждая себя багажом. Получается интересная картина... Место – да хоть прямо тут, за столом, у окна. Время – сейчас (чего откладывать-то?). Состав группы – я, вооружённый своим несокрушимым интеллектом. Способ отправки... Хммм... Пусть будет взгляд на оконную ручку, и мысленное её поворачивание в положение «открыть». Окно в Европу, ха-ха. Осталось дело за малым – время и место назначения.
Мысленно удерживая ручку в полуоткрытом состоянии, начал думать...
Путешествие первое, оптимистическое.
Можно во Францию, век эдак в XVII-XVIII. Спасти маршала ДАртаньяна, уведя его любоваться маршальским жезлом из неудобного и хорошообстреливаемого окопа в более надёжное место. Пусть поживёт ещё, хоть и старенький, но заслужил. Опять же, Арамису, самому негеройскому из всей четвёрки, негоже одному оставаться на этом свете. Выпить настоящего бургундского, загремев в трактире кожаным кошельком с монетами внутри, по-настоящему. Одеть шляпу и накидку, и не чувствовать себя как на новогоднем маскараде. Подбирать слова, обращаясь к людям, потому как могут и проткнуть, или выстрелить из смешного но аккуратно оставляющего неаккуратные дыры в теле пистолета прямо в меня, а меня много, и промахнуться сложно.
Потом непременно заглянуть к графу Монте-Кристо, пожать ему руку и сказать «мужик!». Ненадолго, как бы проездом, потому как у него и без моей помощи всё вроде более-менее сложилось. Заскочить мимолетом в Древнюю Спарту, как раз в тот момент, когда многочисленная монстроподобная армия царя Персии учинила финальную разборку с царем Леонидом и его немногочисленными качками. Хрен ли с ними, с качками, пусть мрут, но в живого царя Леонида тыкать грязным железом я позволить никак не могу, увольте.
Что ещё? Чапаеву помочь переплыть, аккуратно так, под локоток, «а вы брассом, брассом, Василий Иваныч, а вот сейчас лучше сделайте глубокий вдох, и ныряем, да поглубже!». У Виктора Цоя перед носом его машины в Юрмале с обочины – ррррраз, и выбежать, в образе и форме офицера дорожной полиции – «Нарушаете, ай-яй-яй!». И простить, ограничившись внушением, взяв честное пионерское не гнать так сильно, и попросив автограф...
А, всё, время рабочее подходит к концу, прошу прощения у всех неспасённых, но я всего лишь живой человек. Домой надо, да и окошко заветное до поры до времени закрыть, а то дует...



фотография позаимствована с сайта demotivation.ru

Germany tour 2009: Миттенвальд

Не хочется начинать этот пост с фразы "не было бы счастья, да несчастье помогло", а придётся... В Миттенвальд нас недрогнувшей рукой направил сознательный баварец, остановившийся около нас, стоящих на обочине и смотрящих, как из выхлопной трубы нашего микроавтобуса предательски валит белый дым, и с криками "Фойа! Фойа!" забегавший вокруг нашей печальной компании. После того, как и он тоже убедился, что никакого пожара нет, он жестами, гортанными криками и громким немецким (почему-то все стараются говорить громко на иностранном языке, ясно представляя себе, что оттого незнакомые слова становятся роднее) поведал нам, что в десяти километрах есть городок Миттенвальд с сервисом, который специализируется на автомашинах марки Opel. Делать нечего, поехали. Заехали, нам всё таким же путем в сервисе объяснили, что ремонт займёт время, причём немаленькое, на что мы взаимной жестикуляцией возразили, что nicht gut, потому что мы живем в ста километрах от сервиса. Договорились пригнать бусик на следующий день утром, и оставить на три-четыре часа, дали задаток на необходимые детали (с чеком, разумеется), и поехали коптить назад, в кемпинг.

Вернувшись в Миттенвальд на следующий день, мы начали наш вояж с сервиса, двигаясь к центру городка, до которого было (судя по навигации) около километра. С первых же шагов по этой приграничной немецкой территории нас посетило очарование и тихие охи. Как в бонусную награду, перестал лить дождь, и Миттенвальд предстал перед нами во всём своем тирольском великолепии. Городок, в котором я почти не видел зданий выше двух этажей (не считая церквей, разумеется). Городок, в котором мы не видели не только двух одинаковых, но даже двух похожих зданий.





Городок, в котором уют, удобство и зазывание туристов возведено в десятую степень (а цены в магазинах - всего-навсего в куб). Каждый первый дом на улице говорил нам о том, что без нас тут скучно и плохо, и таких невероятно низких цен на жильё мы нигде в Миттенвальде (а скорее всего и в мире) не найдём. Правда, большинство из этих домиков стыдливо пестрели красными надписями "свободных комнат нет", предусмотрительно установленными у заборов и живых изгородей. Нам не надо было жильё в этом городке, а жаль. Потому мы безцельно бродили по улочкам, фотографировали как очумелые фасады домов, дворики, устройство садиков и очаровательные фигурки в них.



Вокруг были горы, стянутые тяжелой пеленой всего лишь на время переставшего ливня, в окнах которой порой мелькали красивые скалистые или поросшие лесом склоны, на которые (чёрт возбми!) так хочется приехать побродить...





В Миттенвольде оказался и был нами открыт завод по производству местного алкаголя - к сожалению, не пива, а различных водок-наливок. Однако, памятуя о том, что, насколько в Баварии вкуснейшее пиво, настолько и противная водка, мы не прельстились на местную продукцию, а закупать тут австрийское пиво показалось нам высшим моветоном. Потому мы ограничились сувенирами, восторгами, миллионом фотографий, и чётким пониманием того, что открыли для себя место, куда нам ещё не раз обязательно надо вернуться.





Эпилог: вернувшись в сервис, мы были прежде всего удивлены тем, что наш автобус неотремонтирован. Приготовившись к тому, что объяснения затянутся ввиду того, что мы не говорим по-немецки (а как жаль!!), а они по английски говорят на уровне "халло!", мы были изумлены, увидев протянутую нам бумажку, на которой по-латышски (!!!) было написано, почему и как обстоят дела с нашим бусом. То есть, работники местного сервиса (обычного, не Opel center) заюзали программу-переводчик, перевели всё на английский, потом - на латышский, и дали нам прочесть. Смысл был в том, что установить точную причину отключения турбины они могут, но на это требуется три дня, так как для этого нужен демонтаж двигателя и проверка многих электронных клапанов. Осознавая, что такого времени у нас как у туристов нет, они заверяют нас, что мы без проблем доедем до Латвии, если не будем сильно давить на газ, и выражают глубочайшее сожаление о том, что не смогли нам помочь. За всё про всё с нас взяли 45 евро, вернув остальную часть задатка. Германия, ё-моё...

Совсем эпилог: в Латвии машину тут же доставили в сервис-центр, где сказали, что менять надо всю электрику и всю турбину, и стоит это в районе 2000 лат. Ну влом им искать настоящую причину поломки, влом... А говорите - Евросоюз.

И эпиложный эпилог: Миттенвальд, готовься - подрастет Серёга, и мы будем жить в одном из твоих сказочных домиков, ходить по твоим горным тропам, и восхищаться твоими красотами. До встречи!